Добыча Климат Россия Экология Экономика

Неструктурные изменения: Планы диверсификации угольных регионов вызывают сомнения экспертов

Фото: «Экозащита!»

20.07.2021

Проекты диверсификации Кемеровской области и Республики Коми, одобренные Минэкономразвития на прошлой неделе, вряд ли существенно изменят структуру экономики и снизят зависимость регионов от добычи угля, говорят эксперты и активисты.

Они также обращают внимание на уже накопленный в главном угольном регионе страны – Кузбассе – экологический ущерб и отмечают, что предложенные мероприятия не способствуют улучшению экологической ситуации в области.

Планы, согласно сообщению на сайте Минэкономразвития, были подготовлены регионами совместно с министерством по поручению президента.

В Кузбассе, указывает ведомство, результатами плана диверсификации должны к 2026 году стать более 13 тыс. новых рабочих мест и около 400 млрд рублей внебюджетных инвестиций, привлеченных в отрасли, не связанные с добычей угля.

В Коми министерством запланированы к 2026 году 4 тыс. новых неугольных рабочих мест и 89,7 млрд руб. инвестиций.

Как указывается на сайте ведомства, для обоих регионов «стоит задача по увеличению занятости в отраслях, не связанных с добычей угля, и созданию условий для устойчивого развития экономики».

В Кемеровской области, в частности, создание новых рабочих мест должно оказать «положительное влияние на снижение зависимости экономики и бюджетной системы области от добычи угля», говорится в тексте плана диверсификации для Кузбасса.

В экономике региона добыча угля занимает наибольший удельный вес – 27,2%, а в общем объеме добычи в России доля области в 2019 году составила 56,8%, из которых более половины (65,6% всех поставок российского угля) ушло на экспорт, говорится в Стратегии социально-экономического развития Кемеровской области – Кузбасса на период до 2035 года.

По мнению директора Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгия Сафонова, появление планов диверсификации угольных регионов – важный шаг в отказе от доминирования угольной отрасли, которая все больше оказывается под давлением происходящих в мире процессов декарбонизации и зеленого развития.

Крупные страны – импортеры российского угля уже анонсировали в рамках своей политики по преодолению климатического кризиса цели по переходу на возобновляемую энергетику, а также достижению углеродной нейтральности к середине века. Эти цели заданы в соответствии с Парижским соглашением по климату, в котором подписавшие его государства договорились о принятии мер ради удержания роста глобальной температуры в пределах 1,5 ⁰ C. Прекращение угольной генерации – одного из крупнейших источников выбросов парниковых газов в атмосферу Земли – во многих странах Европы запланировано самое позднее на конец 2030-х годов.

Как пояснил сайту «Весь уголь» председатель ревизионной комиссии новокузнецкого «Кузнецкбизнесбанка», кандидат экономических наук Юрий Буланов, доставшаяся в наследство от СССР экономика позволяла Кузбассу жить по инерции достаточно долгое время, «но никакие преимущества в экономике не даются навечно».

По словам Буланова, финансовое благополучие кузбасских предприятий – не только угледобывающих, консолидированного областного бюджета, сотрудников многих промышленных предприятий, бюджетных учреждений, финансируемых из областного бюджета, зависит от мировых цен на экспортируемый уголь, которые непредсказуемо меняются в широком диапазоне.

По причине невысоких мировых цен на уголь в первые три квартала 2020 года, указывает Буланов, экономика Кемеровской области по итогам года показала наихудшие среди всех субъектов Сибирского федерального округа результаты по прибыли.

Экономист ссылается также на составленный «РИА Рейтинг» на основе официальной статистики рейтинг социально-экономического положения регионов, согласно которому в 2020 году Кемеровская область переместилась с 21-го места, по итогам 2019 года, на 39-е место.

«Основная цель диверсификации экономики Кузбасса – стабильность, снижение зависимости от ситуации в угольной промышленности и периодических кризисов, которые серьезно влияют на экономику региона, – сказал, согласно сообщению на сайте правительства Кемеровской области, губернатор Кузбасса Сергей Цивилев. – Это позволит комплексно развивать не только промышленность Кузбасса, но и сферы образования, культуры и спорта. […] Это инвестиционные проекты, создание социальной и транспортной инфраструктуры, развитие туризма и многое другое.

Между тем из 376,37 млрд руб., запланированных на реализацию в общей сложности 78 неугольных проектов в Кузбассе, более половины – около 200 млрд руб. – предполагается вложить в химическое производство и металлургию.

Кроме того, в план мероприятий включены инвестиционный проект по добыче метана из угольных пластов, разработка отечественных аналогов иностранного оборудования и производство инновационной продукции для горнодобывающей отрасли, а также производство горношахтного оборудования, комплектующих и запасных частей для него.

«Нетяжелые» отрасли получат значительно меньше. На сельское хозяйство в рамках диверсификации предполагается направить 7,14 млрд руб., на гостиничную деятельность – около 10 млрд. На упомянутые губернатором Цивилевым культуру, спорт, организацию досуга и развлечений должно быть потрачено чуть более 30 млрд руб.

Источники финансирования плана, как указано в документе, пока не подтверждены, а снизить зависимость от добычи угля регион планирует в обмен на налоговые льготы, погашение кредитной задолженности и бонусы от статуса особой экономической зоны.

Вместе с тем дополнительным источником финансирования может стать сам угольный бизнес.

На совещании с президентом России и правительством 7 июля Министр экономического развития Максим Решетников заявил, что отчисление угольными компаниями части доходов в неугольную занятость станет в соглашениях с правительством Кузбасса обязательным условием для увеличения экспорта угля по железной дороге.

Рост угольных показателей заложен и в утвержденном в прошлом декабре Плане мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития области до 2035 года. Согласно этому документу добыча угля в регионе должна в оптимистичном сценарии вырасти с показателя в 249,4 млн тонн за допандемийный 2019 год на 53% (до 380,9 млн тонн) к 2024 году и на 70% (до 424,7 млн тонн) к 2035 году.

Целевые показатели по добыче составляют 341 млн тонн и 380 млн тонн соответственно.

Однако эксперты сомневаются в реалистичности конвертирования угольных доходов в неугольные инвестиции.

«Заставить предприятия отрасли вкладывать в альтернативные производства очень непросто, поэтому и эффект от такого «обременения» будет неважный», – сказал в комментариях сайту «Весь уголь» директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Сафонов.

С ним согласен новокузнецкий экономист Буланов: «В регионе отсутствуют действенные механизмы трансформации экспортных доходов в инвестиции, сырьевые компании-экспортеры не заинтересованы в инвестициях в экономику Кузбасса за пределами своих производств».

Кроме того, центры получения прибыли многих крупнейших предприятий, включая и угледобывающие, выведены за пределы региона ведения бизнеса, добавляет Буланов.

Сомнению Буланов подвергает и достаточность мер, предложенных в плане Минэкономразвития, в соответствии с которым увеличение неугольной занятости должно снизить численность работающих в угледобыче с 11,6% до 8,7%.

План «даже номинально не окажет существенного влияния на структуру экономики области и снижение количества безработных», считает экономист: намеченные 13288 новых рабочих мест – это менее 1% от общей численности трудоспособного населения региона.

Что же касается самих мероприятий, то включенные в план проекты производства горношахтного оборудования, запасных частей к нему, а также создание и модернизация центров технической поддержки карьерных самосвалов «БелАЗ» «ни юридически, ни фактически нельзя считать реальным элементом диверсификации экономики», сказал Буланов сайту «Весь уголь»: «это импортозамещение, потенциально способствующее повышению эффективности экономики региона, но не изменяющее ее структуру в части снижения гипертрофированной зависимости от угледобычи».

«Весь уголь» направил вопросы в Минэкономразвития о приведенных в плане позициях по оборудованию для горнодобывающей отрасли и в правительство Кемеровской области о планируемом в регионе росте добычи угля. На момент публикации материала ответы от ведомств не поступили.

Отдельные пункты плана вызывают вопросы у гражданских активистов из угольных регионов.

В Коми, помимо прочих мероприятий, запланирован ряд проектов в сфере добычи и переработки полезных ископаемых, включая производство извести.

Руководитель общественной организации «Экологи Коми» Нина Ананина высказывает опасения по поводу отсутствия информирования жителей о планах по диверсификации.

Она приводит в пример историю с попыткой строительства мусорного полигона около Шиеса в Архангельской области – план, который подавался как инвестиционный проект, а обернулся активным противостоянием местного населения.

«Включение в планы диверсификации таких проектов, как, например, строительство завода по производству извести, во всем мире признанных опасными, свидетельствует о том, что и Россия, и Коми опять остаются в стороне от зеленого курса», – сказала Ананина в комментариях сайту «Весь уголь».

Об экологической составляющей плана, в частности о добыче метана из угольных пластов, говорит координатор группы «Экозащита!» в Кузбассе Антон Лементуев, отмечая, что «замена сжигания одного ископаемого топлива другим не является современным решением проблемы грязного воздуха». Эти средства, считает он, целесообразнее направить на повышение энергоэффективности и развитие отопления с помощью тепловых насосов, опыт использования которых уже имеется и в Кузбассе, и в соседней Новосибирской области.

Однако главным недостатком плана диверсификации в Кузбассе в нынешнем виде гражданский активист считает то, что план не предусматривает ликвидацию накопленного в результате добычи угля вреда окружающей среде и создания современных высокотехнологичных, экологичных и престижных производств для решения вопроса зависимости благосостояния жителей Кузбасса от угольной отрасли.

По мнению Лементуева, «содержательно очень скромный шаг в сторону фундаментальных преобразований региональных экономик по политической воле руководства страны – это большой скачок от замалчивания проблемы зависимости ресурсной экспортной направленности местных бюджетов к декларации о намерениях развивать иные виды экономической активности».

«К сожалению, по большей части план не отвечает ни современным потребностям общества, ни производственным возможностям региона, ни целям, закрепленным Парижским соглашением [по климату]».

«Пока регион будет ориентироваться на добычу и экспорт угля в прежних пропорциях, независимо от конъюнктуры мировых цен, ситуация в экономике и социуме к лучшему не изменится, – говорит Буланов. – Принимаемые правительством и Минэкономразвития меры правильные, но радикальными они не являются, хотя социально-экономическая обстановка в области давно требует более решительных действий».

Ольга Подосенова

1 комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: