За рубежом Исследования Климат Экономика Энергетика

Исследователи: Уход от угля в Украине выгоднее для экономики и работников отрасли

Фото: Serzh Prost/ Pexels.com

24.08.2021

Что будет с Украиной, если закрыть все угольные шахты и ТЭС? Как это повлияет на экономику страны и какие меры справедливого перехода можно обеспечить потерявшим работу? На эти и другие вопросы отвечает новый доклад «Экономические эффекты поэтапного отказа от использования угля в Украине к 2030 году», подготовленный европейским аналитическим центром Aurora Energy Research.

К 2020 году, через пять лет после принятия Парижского соглашения по климату, из более чем 300 угольных электростанций Европы половина либо уже закрыта, либо была включена в планы закрытия до 2030 года. Вслед за странами Западной Европы шаги по уходу от угля недавно сделали крупнейшие потребители из Восточной Европы: Румыния взяла обязательство отказаться от угля к 2032 году, Венгрия объявила, что закроет свою последнюю оставшуюся угольную ТЭС в 2025 году – на пять лет раньше, чем планировалось первоначально.

Украина, пишут авторы доклада, выпущенного при поддержке немецкого Фонда имени Генриха Белля, не остается в стороне от обсуждения безуглеродного развития.

Кроме того, поэтапный отказ от угля и переход на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) являются частью обязательств Украины в рамках гармонизации законодательства с Европейским союзом и выполнения целей Парижского соглашения по климату, подчеркивают эксперты.

Постепенный отказ от использования угля в Украине осуществим и технически, и экономически, считают исследователи. Более того, он создает экономические возможности и новые рабочие места в отрасли возобновляемой энергетики и позволяет сократить расходы государства на неэффективные субсидии угольному сектору, убытки которого в ближайшие десять лет могут достигнуть более €1 млрд ($1,17 млрд).

При этом за счет ВИЭ Украина в 2030 году может получать более половины общего объема производства электроэнергии.

Так или иначе, соглашаются опрошенные сайтом «Весь уголь» эксперты, трансформация угольного сектора Украины неизбежна, и можно и нужно находить ответы на вопрос о том, как она будет происходить.

Угольный сектор был неотъемлемой частью украинской электроэнергетической системы на протяжении десятилетий. Но инфраструктура, ориентированная на добычу и сжигание ископаемого топлива, приближается к концу своего технического срока службы.

Пандемия уменьшила энергопотребление в Украине, снизила спрос на отечественный уголь, усугубила социальные проблемы шахтерских городов. При этом именно сжигание угля и высокая энергоемкость продукции удерживают Украину в списке европейских стран с наибольшим уровнем выбросов на единицу валового внутреннего продукта (ВВП), констатируют авторы исследования.

Доклад, по словам авторов, задуман с целью представить диапазон возможных решений и оценить экономические эффекты амбициозного плана по уходу от угля в сравнении с отсутствием каких-либо действий и сохранением статус-кво.

В докладе рассмотрены два сценария энергетического развития Украины до 2030 года.

Первый, инерционный сценарий (business-as-usual scenario, BAU), не предусматривает отказа от угольной генерации, а лишь учитывает имеющиеся на данный момент заявления и планы развития различных видов генерации в стране.

При этом сценарии не предполагается высокой платы за выбросы диоксида углерода, угольная энергетика остается значительной частью энергобаланса, а климатическая политика Украины соответствует имеющимся на данный момент определяемым на национальном уровне вкладам  – представленным страной, в соответствии с Парижским соглашением по климату, обязательствам по снижению выбросов парниковых газов и адаптации к последствиям изменения климата.

По сценарию BAU, выбросы СО2 от сектора электроэнергетики должны в рамках предпринимаемых климатических усилий уменьшиться до 55 млн тонн ежегодно. Сектор возобновляемой энергетики при этом должен вырасти в 1,5 раза.

Второй, переходный сценарий (transition scenario, TRA) – это вариант постепенного сокращения угля в электрогенерации до нуля и замена угольных мощностей на возобновляемые источники энергии. Этот сценарий предполагает отказ от использования всех угольных ТЭС Украины, чья суммарная мощность составляет сейчас 17 ГВт.

Согласно переходному сценарию, общая мощность возобновляемых источников энергии в Украине должна увеличиться втрое, до 35 ГВт. За счет этих мощностей будет ежегодно генерироваться более 83 ТВт⋅ч, что составит более половины от общего объема необходимой стране электроэнергии. Доля ископаемого топлива в выработке электроэнергии должна сократиться с 23%, по сценарию BAU, до 5%. Кроме того, по переходному сценарию, по сравнению с инерционным, ежегодные выбросы СО2 от сектора электроэнергетики могут уменьшиться более чем в 6 раз – до уровня 9 млн тонн.

При этом потребность в общих инвестициях составит €14 млрд ($16,41 млрд) – значительно больше, чем €3,2 млрд ($3,75 млрд), оцениваемые при инерционном сценарии. Однако авторы отмечают, что украинский электроэнергетический сектор в любом случае в среднесрочной перспективе потребует инвестиций на замену или модернизацию стареющих мощностей.

Авторы исследования об отказе от угля в Украине используют несколько макроэкономических моделей и методик оценки прямых и косвенных эффектов. Эксперты анализируют динамику энергетического сектора, общий экономический эффект с точки зрения валового внутреннего продукта, влияния на отрасли, подсчитывают динамику поступлений в бюджеты разных уровней.

Отдельные главы исследователи посвящают рынку труда.

Авторы анализируют последствия двух сценариев развития для затрат на эксплуатацию и закрытие шахт и угольных электростанций, косвенные затраты на компенсацию затронутым трансформацией угольного сектора работникам, влияние на создание рабочих мест в развивающихся отраслях энергетики. Рассмотрены варианты введения разного рода налогов – социального, пенсионного, углеродного. Оцениваются расходы на возможные формы социальной защиты и компенсаций уволенным.

Исследователи подсчитали, что на сегодняшний день экономические потери государственных угольных шахт Украины составляют до €230 ($269,6) на тонну добытого угля.

Кризис, затронувший отрасль и усугубленный пандемией COVID-19, на данный момент разрешен благодаря вливаниям около €500 млн ($586 млн) на выплату заработной платы, пишут авторы. Однако ситуация, по их мнению, вновь демонстрирует, что «угледобывающая отрасль остается бременем для государственного бюджета Украины», а «исследования показывают неэффективное использование налоговых средств, направляемых на поддержку и реструктуризацию» отрасли.

Авторы доклада сделали следующие ключевые выводы:

• Постепенный отказ от использования угля осуществим технически. Стабильное электроснабжение можно обеспечить, достигнув доли возобновляемых источников энергии в более чем 50% производства электроэнергии в 2030 году.

• В настоящее время в Украине установлено больше мощностей, чем необходимо для удовлетворения спроса на электроэнергию. В обеспечении нагрузки участвуют менее 70% угольных мощностей – и потому уже сейчас 30%, или более 5 ГВт, можно было бы вывести из эксплуатации без риска для безопасности энергоснабжения. Главная задача для энергетики Украины состоит не в увеличении мощностей, а в обеспечении гибкости энергосистемы – способности реагировать на текущие колебания спроса и предложения энергии для стабильного и безопасного энергоснабжения, включая задействованием маневренных мощностей в пиковые часы. Этого потребует рост и интеграция в энергосистему возобновляемых источников энергии. АЭС, учитывая их технические ограничения и устаревшие технологии, в основном не подходят для обеспечения гибкости.

Соответственно, переходный сценарий предусматривает сокращение мощностей (особенно АЭС) в базовой нагрузке – традиционных станций, обеспечивающих постоянный значительный объем электроэнергии, и обеспечение гибкости за счет биомассы (14 ТВт⋅ч к 2030 году) и газовой генерации (9 ТВт⋅ч). Способствовать интеграции ВИЭ в энергосистему помогут также гидроаккумулирующие электростанции, системы хранения энергии и «умные сети». При этом эксперты отмечают: ветровые и солнечные установки требуют предварительных вложений, но не требуют топлива и предполагают минимум эксплуатационных издержек.

• Отказ от угля создает экономические возможности и новые рабочие места, одновременно уменьшая потребность в субсидиях на угольную отрасль. Из-за постепенного закрытия угольных объектов работу могут потерять 56 тыс. человек. Но развитие ВИЭ дает возможность создания 160 тыс. новых рабочих мест. Аналитики Aurora Energy Research внесли в сценарий TRA не только выплату единовременных социальных пособий по безработице, но и пенсию в размере €3980 ($4666) в год для людей старше 50 лет, переподготовку и повышение квалификации, затраты на которые оценили в €4350 ($5100) на человека.

• Сценарий TRA может дать положительный эффект для ВВП и привлечь инвестиции. Содержание старых шахт на 50% дороже отказа от угля с закрытием шахт, выплатой компенсаций и переобучением работников. Прямые инвестиции могут увеличиться на 12% к 2030 году (по сравнению с 2018 годом) и привести к общему увеличению ВВП на 15%. Для сравнения, прямые инвестиции под BAU составляют 2% ВВП, а рост ВВП – 3%.

• Отказ от угля к 2030 году и углеродное регулирование (установление цены на выбросы СО2 на уровне ЕС) приведут к общему сокращению выбросов парниковых газов от электроэнергетики более чем на 80%.

Хотя энергетический переход требует крупных инвестиций, есть, по мнению авторов, основания рассчитывать на прямые иностранные инвестиции, которые за последние несколько лет увеличились до $4–5 млрд в год. При этом важный вывод, подчеркивают эксперты, заключается в том, что при четырехкратном увеличении инвестиций в переходном сценарии по сравнению с инерционным общие затраты на сценарий TRA для электроэнергетической системы только на 25% выше, чем на BAU. Повышение затрат связано, в частности, с переходом теплоэлектроцентралей на использование биомассы вместо угля.

Аналитики Aurora Energy Research называют ожидаемые от реализации переходного сценария результаты положительными.

Они также подчеркивают необходимость разработки и осуществления комплексных программ, направленных на минимизацию потенциального негативного воздействия на социально-экономическую и экологическую ситуацию в угледобывающих регионах в процессе их реструктуризации.

Комментарии к докладу «Экономические эффекты постепенного отказа от использования угля в Украине до 2030 года» для сайта «Весь уголь»

Ирина Ставчук, заместитель министра охраны окружающей среды и природных ресурсов Украины:

«30 июля 2021 года в Украине были приняты новые цели по сокращению выбросов в Парижское соглашение – сокращение на 65% до 2030 года по сравнению с 1990 [годом], – которые предполагают сокращение использования угля минимум на 26% по сравнению с текущим уровнем.

В Украине до 30 государственных шахт, которые не приносят прибыли и закрытие которых правильное, но болезненное решение. Министерство энергетики разрабатывает план закрытия угольных шахт и программу трансформации угольных регионов, чтобы этот процесс происходил с минимизацией негативных социальных последствий для местного населения и развития городов, которые полностью полагаются на работу шахт.

Также мы видим аналогичные стратегии в планах ведущей компании Украины, которая добывает уголь – ДТЕК. Компания к 2040 году поставила себе цель стать климатически нейтральной. Бизнес намного быстрее правительства ощущает глобальные тренды по значительному снижению интереса к инвестициям в угольные проекты.

Любая трансформация – это сложно, особенно когда это касается огромной сферы экономики и большого количества людей. Есть социальная проблема трудоустройства людей и обеспечения диверсификации местной экономики на замену угольным шахтам и угольным тепловым электростанциям. Есть вызовы организовать модернизацию всего сектора энергетики – что требует согласованной регуляторной политики, экономически привлекательных условий и доступа к финансам».

Оксана Алиева, координатор программы «Изменение климата и энергетическая политика» Фонда имени Генриха Белля (Киев-Украина):

«Мы инициировали исследование, руководствуясь тем, что, хотя в Украине начались политические процессы, нацеленные на трансформацию угольного сектора, до сих пор не принято решение о дате отказа от угля. С помощью результатов исследования мы хотим показать, что установить конкретную дату можно и нужно.

К сожалению, сейчас, в августе 2021 года, так и не известно, как долго еще планируется поддерживать угольную отрасль в Украине. Приняв цель достичь климатической нейтральности в 2060 году, правительство пока не готово сказать, что отказ от угля состоится раньше этой даты, и скорее ссылается на то, что процесс трансформации был начат, но не стоит ему сильно помогать. Это, безусловно, противоречит духу Парижского соглашения и данным отчета [Межправительственной группы экспертов по изменению климата ООН] про 1,5 градуса, ведь выбросы от угля для производства лишь электроэнергии в Украине (с учетом когенерации) составляют треть всех выбросов от сектора энергетики, а энергетика, в свою очередь, обуславливает 2/3 всех выбросов в стране.

Такая позиция во многом обусловлена сложностью процесса отказа от угля как для страны в целом, так и для угольных регионов в особенности. Тема закрытия шахт и больших угольных предприятий по-прежнему болезненно воспринимается населением, даже при условии акцентирования на создании альтернативных рабочих мест. Во многом, думаю, это обусловлено низким уровнем доверия к власти и отсутствием гарантий, что при закрытии угольных предприятий не пострадает социальная инфраструктура, которая находится на их балансе, а также что экономическая диверсификация последует на практике. Население ждет, что сначала будут предоставлены новые возможности трудоустройства (с не меньшим уровнем оплаты труда) и лишь потом будут закрыты шахты.

Сложность заключается также в том, что как и для создания новых видов экономической активности в угольных регионах, так и для замещения угольной генерации на возобновляемые источники для обеспечения удовлетворения спроса на электроэнергию, необходимы инвестиции в значительных объемах. Инвестиционный климат сейчас в стране нарушен, основная часть угольных регионов находится на границе с оккупированными РФ территориями и зоной военного конфликта, соответственно привлечь инвесторов туда не так легко. Также существующим инвесторам в ВИЭ в Украине уже дважды меняли условия, на которых они изначально пришли на рынок, ограничивают генерацию как метод балансирования системы и задерживают выплаты за отпущенную электроэнергию. В связи с этим, уверенности в светлом будущем и справедливой трансформации для угольных регионов не будет, пока на государственном уровне не будут приняты соответствующие стратегические решения, направленные на стабилизацию инвестиционного климата и экономического благополучия в этих регионах».

Олег Савицкий, эксперт Центра экологических инициатив «Экодiя»:

«В Украине угледобыча и связанные с ней шахтерские города движутся к упадку, а после 2014 года эти процессы особенно ускорились. Значительная часть шахт оказались на оккупированных территориях, а те, что остались на подконтрольной территории, нерентабельны. Все понимают, что оставшиеся угольные шахты рано [и]ли поздно будут закрываться.

На сегодняшний день позиция правительства насчет отказа от угля носит скорее декларативный характер. Заявления о необходимости закрытия убыточных угольных шахт звучат уже не первый год, но они не превращаются в конкретные программы справедливой трансформации угольных регионов.

Государственные дотации в фактически уже мертвую отрасль продолжают расти. Правительство в целом признает необходимость декарбонизации и даже определило реструктуризацию отрасли как одну из задач в Экономической стратегии до 2030 года, но нужных шагов не предпринимает. Министерство энергетики своими действиями и часто бездействием, по сути, только усугубляет проблемы шахтерских регионов, а поиск решений приходится искать на другом уровне – местном.

Главным барьером на пути угольной трансформации является желание государственных чиновников и лиц, которые контролируют связанные с угольной отраслью финансовые потоки, подольше сохранить статус-кво, фактически продлить агонию отрасли, получая при этом личные выгоды.

Сегодня явно не хватает политической воли со стороны президента и Совета национальной безопасности и обороны навести порядок в угольном секторе: ввести жесткий финансовый контроль за деятельностью добывающих предприятий и создать прозрачный и открытый национальный рынок. Тогда можно будет говорить о вкладывании денег в структурное преобразование шахтерских регионов.

Наши шахтерские города уже сталкивались с массовым закрытием предприятий в начале 2000-х, и многие боятся повторения худших сценариев, когда шахты закрывались без геолого-инженерных проектов и без рекультивации территорий, а оставшаяся инфраструктура разворовывалась. Местные власти сегодня понимают последствия таких сценариев для своих городов и стараются найти другие. Они хотят использовать инфраструктуру шахт для новых проектов – для создания музеев, новых производств и даже индустриальных кластеров. Существуют также проекты очистки шахтных вод для организации местного водоснабжения. Обычные люди боятся того, что при повторении худших сценариев закрытия шахт их города станут непригодными для жизни, поэтому стараются переехать или хотя бы устроить детей в крупных городах, а [в] возможность позитивных изменений верят немногие.

Доклад Aurora Energy Research, подготовленный совместно немецкими и украинскими экспертами, фокусируется на энергетическом секторе и четко показывает, что экономика уже на стороне возобновляемых источников энергии – они дешевле и эффективнее ископаемого топлива. А те города, которые поставят себе в приоритет переход на ВИЭ, инновации и энергоэффективность, могут получить тысячи новых рабочих мест и возможность развиваться в XXI веке. Это возможность интегрироваться в новую «зеленую» экономику Евросоюза, который взял четкий курс на отказ от ископаемого топлива. Дорога в светлое будущее явно ведет не в угольную шахту, но какой она будет для украинских регионов, пока до конца не ясно. Это смогут определить только сами жители, которым придется бороться за свое будущее и будущее своих детей, а также находить новые пути развития».

Ольга Подосенова

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: