За рубежом Климат Энергетика

Что почитать: Politico, эксперты из CSIS, E3G, IEEFA. 19 ноября

Битва за уголь на COP-26

На COP-26, конференции ООН по климату в шотландском Глазго, были поданы обнадеживающие сигналы постепенного движения к уходу от угля: несмотря на то, что Китай, Индия, США, Россия, Япония и ЮАР, – страны, на которые суммарно приходится 80% потребления угля в мире, – не подписали «Глобальное соглашение о переходе от угля к чистой энергии» (Global Coal to Clean Power Transition Statement), свои подписи под декларацией поставили такие значимые потребители угля (и развитые, и развивающиеся страны), как Вьетнам, Филиппины, Южная Корея, Чили, Украина, Израиль, Польша.

Но задачи, которые предстоит решить – отказ от строительства новых станций, вывод из эксплуатации существующих, развертывание возобновляемых мощностей и повышение энергоэффективности – неодинаковы по сложности. Впереди много трудной работы, особенно по обеспечению справедливого перехода – экономической и социальной поддержки зависимому от угля населению, пишет Никос Цафос из Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies, CSIS) на сайте организации.

Уголь: шотландский нокаут

Когда в 2015 году было подписано Парижское соглашение по климату, Великобритания была первой страной, чье правительство взяло на себя обязательство свернуть угольную энергетику. С тех пор глобальный портфель новых планируемых проектов угольных электростанций уменьшился на 76% – миру удалось избежать строительства угольных мощностей, сравнимых с размерами угольной генерации Китая. Теперь принятием «Климатического пакта Глазго» все страны недвусмысленно признали необходимость ускорения перехода от угля к чистой энергетике. Усилия Великобритании, поставившей вопрос угля на главное место в повестке дня, оправдались.

Последним часам переговорной драмы в Глазго предшествовали полтора десятка лет напряженной работы гражданских активистов, бросавших вызов угольной энергетике где бы ни решалась ее судьба – от строительных площадок до залов заседаний советов директоров, от кабинетов чиновников и советников до глобальной политической сцены. Итоговый документ COP-26 был выстроен на фундаменте их самоотдачи, целеустремленности и силы низовой инициативы.

Благодаря COP-26 в Глазго угольная энергетика наконец-то отправилась в мусоровоз, везущий эту старую технологию на свалку истории. Теперь путь угля к забвению могут ускорить действия, которые страны предпримут в следующем году, пишет Крис Литтлкотт из аналитического центра климатической политикиE3G на сайте организации.

Поправка, которая почти погубила «Климатический пакт Глазго»

Вечером в субботу четыре чиновника, чьи подопечные территории ответственны за самые крупные объемы выбросов парниковых газов на планете, сели кружком в комнате за залом пленарных заседаний COP-26 в Глазго. Друг против друга расположились посланник по климату США Джон Керри, его китайский коллега Се Чжэньхуа, исполнительный вице-президент Еврокомиссии и куратор «Европейского зеленого курса» Франс Тиммерманс и министр экологии Индии Бхупендер Ядав. Вместе с ними в комнате находился Алок Шарма, член британского правительства и президент климатического саммита ООН 2021 года.

Предметом их переговоров было выдвинутое в последнюю минуту требование Китая и Индии ослабить формулировки в «Климатическом пакте Глазго», текст которого призывал к отказу от угольной энергетики. Пекин хотел, чтобы «отказ» был заменен на «сокращение». Нью-Дели настаивало, чтобы упомянуты были только «неэффективные» станции.

Атмосфера была напряженной. Так или иначе пакт Глазго станет историческим: впервые в соглашении по итогам климатической конференции ООН появятся слова о топливе, более всего виновном в глобальном потеплении. Но разница между ликвидацией угольной энергетики и ее ограничением имела судьбоносное значение для наиболее уязвимых стран, чьи делегаты наблюдали, как входят и выходят из комнаты представители самых влиятельных сил мира, пишет Карл Мэтисон в Politico.

Выбросы от сталелитейной промышленности, возможно, вышли на пик из-за снижения производства в Китае

Более половины глобальной производственной мощности сталелитейной индустрии, возможно, вышли на пик выбросов диоксида углерода: в стране, лидирующей в индустрии, – Китае, на который в 2020 году пришлось 57% всей нерафинированной стали, произведенной в мире, – был, по-видимому, из-за государственного регулирования и снижения спроса достигнут пик производства, и, таким образом, пик выбросов. В октябре 2021 года месячный показатель выплавки стали в Китае упал почти до четырехлетнего минимума, заметное снижение в пятилетнем разрезе показывают и данные за первые десять месяцев года. Но в ближайшие десятилетия производство стали, вероятно, покажет рост в развивающихся экономиках – таких как Индия.

Между тем в Китае дальнейшего снижения выбросов можно ожидать за счет переплавки стального лома в электродуговых печах, для чего не требуется коксующийся уголь, в США – за счет развертывания возобновляемой энергетики для энергоснабжения оборудованных электродуговыми печами предприятий, в Европе – при производстве прямовосстановленного железа с использованием «зеленого» водорода. И для Китая, и для Индии в будущем возможно сокращение выбросов по мере того, как цены на «зеленый» водород будут снижаться к конкурентоспособному уровню, пишут Саймон Николас и Соруш Басират из Института экономики и финансового анализа энергетики (Institute for Energy Economics and Financial Analysis, IEEFA) на сайте организации.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: