Добыча За рубежом Исследования Климат Россия Экономика Энергетика

Urgewald: Более 500 компаний все еще планируют угольные проекты

Фото: Thomas B./ Pixabay 

18.10.2021

Более пятисот компаний по всему миру планируют сегодня новые проекты по добыче, транспортировке или сжиганию угля, двигая мир к климатическому хаосу – таковы результаты очередного годового обновления базы данных по глобальной угольной отрасли Global Coal Exit List, опубликованного немецкой экологической НКО Urgewald.

В свете этой информации в Urgewald призывают мировые финансовые институты срочно отказаться от какой-либо поддержки угольной деятельности.

Суммарная мощность планируемых объектов в угольной энергетике составляет 480 ГВт, а общая производительная мощность новых участков по добыче угля – 1,8 млрд тонн угля в год, говорится в пресс-релизе к обновлению 2021 года, выпущенному Urgewald совместно с еще 40 участвующими в проекте НКО, среди которых российская «Экозащита!».

Если эти планы осуществятся, мировая угольная энергетика вырастет на 23%, а объемы производства угля – на 27%.

За три четверти новых проектов угольных ТЭС отвечают всего четыре страны – Китай, Индия, Индонезия и Вьетнам. И всего лишь четыре – те же Индия, Китай, а также Австралия и Россия – за 77% суммарного ожидаемого объема добычи угля.

В России в рамках новых проектов предполагается нарастить добычу угля более чем на 200 млн тонн в год, следует из данных Urgewald. Это четвертый в мире по величине портфель проектов в угледобыче. Крупнейшая российская угледобывающая и энергетическая компания СУЭК к 101 млн тонн, добытых в 2020 году, намерена добавить 28 млн тонн ежегодной добычи, а также новые терминалы для перевалки экспортного угля.

При этом лишь менее 5% из отслеживаемых в списке Global Coal Exit List компаний и их дочерних предприятий анонсировали даты ухода от угля, но немалая их часть не соответствует целям Парижского соглашения по климату, направленного на удержание роста глобальной температуры в пределах 1,5 ⁰C.

В собранной и постоянно обновляемой Urgewald глобальной базе данных на сегодняшний день 1030 крупных компаний и примерно 1800 дочерних предприятий, работающих по всей цепочке производства и использования угля для выработки электроэнергии.

Обновление 2021 года вышло за три недели до предстоящего в ноябре в шотландском Глазго саммита ООН по климату, где, как ожидается, скорейший уход от использования угля должен стать одним из ключевых вопросов на повестке дня.

В августе, готовясь символическим жестом нажать на кнопку детонатора и запустить снос котельной и дымовых труб ТЭС Ferrybridge C в Йоркшире, президент нынешнего саммита Алок Шарма призвал «сделать угольную энергетику достоянием истории», говорится в пресс-релизе.

«Однако покуда инвесторы, банки, страховщики продолжают поддерживать компании в списке Global Coal Exit List, вывести уголь из обращения вовремя будет невозможно», – сказала директор Urgewald Хеффа Шукинг.

С момента подписания Парижского соглашения в 2015 году суммарная мощность угольной генерации в мире уже выросла на 157 ГВт – мощность, равная общей мощности угольных электростанций Германии, России, Японии и Турции, вместе взятых, отмечается в пресс-релизе Urgewald.

И притом что многие проекты были отменены в текущем году, 503 компании из 1030 в списке Global Coal Exit List намерены расширять деятельность по добыче угля или выработке из него электроэнергии, согласно данным Urgewald.

«Предоставление страховых, инвестиционных и банковских услуг этим компаниям – готовый рецепт для вышедшего из-под контроля изменения климата. Прекращение поддержки всех компаний, развивающих угольную деятельность, должно стать незамедлительным приоритетом для финансовых учреждений по всему миру», – говорит Шукинг.

Впрочем, и этого недостаточно, подчеркивают в Urgewald, ссылаясь на доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата ООН от 2018 года.

В нем говорится, что к 2030 году миру необходимо на 78% сократить потребление электричества и тепловой энергии, вырабатываемых за счет угля для того, чтобы избежать глобального потепления более чем на 1,5 ⁰C – и с ним наиболее катастрофических проявлений изменения климата.

По расчетам, опубликованным в прошлом году исследовательским центром в области энергетики и климатической политики Ember, такое сокращение потребует ежегодного снижения объема угольной генерации на 11%.

Однако на сегодня только 49 из 1030 компаний в списке Global Coal Exit List объявили о дате прекращения деятельности, связанной с углем, причем в трети случаев речь идет о слишком поздних сроках.

Один из примеров – японские корпорации Marubeni и Sumitomo, объявившие о намерении свернуть деятельность по использованию угля в энергетике к 2050 году и концу 2040-х годов соответственно.

«Эти сроки совершенно неприемлемы, так как не совместимы с целью в 1,5 °C, – приводит пресс-релиз слова Кимико Хираты из японской неправительственной организации Kiko Network. – Кроме того, обе компании все еще продолжают строить новые угольные электростанции во Вьетнаме и Индонезии. С учетом чрезвычайной ситуации с климатом, это просто безответственно».

Только 32 компании из отслеживаемых Urgewald планируют выйти из угольного бизнеса в сроки, совместимые с целями Парижского соглашения.

«Многие финансовые институты оправдывают продолжающуюся поддержку угольной промышленности, говоря, что они хотят помочь своим клиентам в переходе к углеродной нейтральности. Но наше исследование показывает, что преимущественная часть компаний в [нашем] списке не предпринимает такого перехода», – констатирует Шукинг.

По данным Reclaim Finance, экологической НКО, отслеживающей финансирование проектов, наносящих урон климату и окружающей среде, более 200 крупных мировых финансовых институтов не имеют сегодня никаких стандартов, исключающих поддержку угольной деятельности. Политика еще около 250 организаций, имеющих такие стандарты, содержит значительные оговорки. Только 25 финансовых учреждений внедрили политику, которая не позволяет им оказывать услуги компаниям в списке Global Coal Exit List и требует от текущих клиентов принять планы по постепенному закрытию угольных активов.

Еще один большой вопрос, как отмечает Шукинг, – какова дальнейшая судьба угольных предприятий тех компаний, которые отказываются от них: будут ли они выведены из оборота или просто переданы другому владельцу?

Urgewald приводит в пример, в частности, продажу компаниями Anglo American и BHP своих долей в огромном разрезе «Серрехон» в Колумбии швейцарскому гиганту Glencore. Эта девятая по объему добычи угля компания в мире утверждает, что находится в процессе перехода к безуглеродной деятельности, но пока что планирует добывать энергетический уголь до 2050 года и добавить к уже добываемому ежегодному объему еще 45 млн тонн.

По словам Шукинг, заявлениями о декарбонизации такие компании, как Anglo American и BHP, «вводят в заблуждение инвесторов». «Финансовые учреждения должны требовать реальных планов перехода от своих клиентов – планов, которые имеют своим результатом быстрое закрытие угольных активов, а не продление их эксплуатации путем продажи новым владельцам», – говорит эколог.

Urgewald отмечает, кроме того, что на фоне принятия странами четких сроков сворачивания угольной генерации и более жестких экологических требований все большее число компаний подают арбитражные иски против правительств в попытках защитить свои угольные активы.

Так, за три недели до продажи акций разреза «Серрехон», напоминает Urgewald, BHP и Anglo American совместно с Glencore подали арбитражные иски против колумбийского правительства. Иски последовали за решением Конституционного суда Колумбии, постановившего, что предприятие Cerrejón нарушило права коренных жителей на доступ к воде, в разгар тяжелой засухи перенаправив водоток реки в другое русло, чтобы освободить дно для добычи угля. Компании, пишет Urgewald, настаивают, что постановление суда оказывает «значительный отрицательный эффект» на производственную деятельность разреза.

Другой пример – апрельский иск немецкой Uniper к правительству Нидерландов, где по принятому два года назад закону с 1 января 2030 года вступает в силу запрет на использование угля для производства электричества. В соответствии с законом Uniper должна без получения каких-либо компенсаций закрыть угольную электростанцию «Маасфлакте-3», мощностью 1070 МВт. Ранее, в феврале, похожий иск подала немецкая RWE в отношении досрочного закрытия своей ТЭС «Эмсхавен», мощностью 1560 МВт.

«Обе компании открыли новые угольные электростанции в Нидерландах в 2015 и 2016 годах, не учитывая возможность того, что голландское правительство может вообще-то принять более жесткое климатическое законодательство», – говорится в пресс-релизе Urgewald.

Отдельную и серьезную озабоченность вызывает у экологов замена большой части отправленных в отставку угольных станций не возобновляемыми мощностями, но газовыми.

«Около трети угольных ТЭС, «выведенных из эксплуатации» в период с 2011 по 2019 год в США, были на самом деле переведены на газ», – сообщает Urgewald со ссылкой на Управление по энергетической информации Министерства энергетики США.

В таких странах, как Бангладеш, где отменили треть проектов новых угольных электростанций, или Филиппины, где доля отмененных проектов составила более половины, теперь планируется массивное развертывание газовых электростанций и терминалов сжиженного газа.

Природный газ, отмечает Urgewald, в основном состоит из метана, чей потенциал нагревания атмосферы более чем в 80 раз превосходит углекислый газ в течение первых 20 лет после высвобождения. Метан ответственен по меньшей мере за 25% сегодняшнего потепления. При этом добыча, хранение и сжигание природного газа неразрывно связаны с утечками метана, указывают экологи.

Джерри Арансес из филиппинской экологической исследовательской организации «Центр энергетики, экологии и развития» (Center for Energy, Ecology and Development), ссылаясь на майский доклад Международного энергетического агентства (МЭА) «Нулевой баланс выбросов к 2050 году: дорожная карта для глобальной энергетической системы», указывает также на несовместимость газовой генерации и целей безуглеродного развития.

Согласно выводам МЭА, мировая электроэнергетическая отрасль должна свести свои выбросы к нулю к 2040 году, говорит Арансес, а замена угля газом делает достижение этой цели невозможным и служит только созданию новых активов, которые впоследствии окажутся убыточными. «Это все равно, что заменить один яд другим», – приводит Urgewald слова Арансеса.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: