Добыча За рубежом Климат Экология Экономика Энергетика

СОР-26: Готовы ли страны отказаться от угля?

Фото: unfccc.int

31.10.2021

В ближайшие две недели страны встретятся в Глазго (Великобритания) на Конференции сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата. От климатического саммита ждут решений, которые повлияют и на будущее планеты, и на перспективы ископаемого топлива – в первую очередь угля.

В чем важность нынешней конференции сторон?

В 1992 году в рамках Организации Объединенных Наций страны подписали Рамочную конвенцию об изменении климата (РКИК ООН), в которой договорились о борьбе с изменением климата и признали необходимость контролировать выбросы парниковых газов.

Шесть лет назад страны подписали Парижское соглашение по климату, в котором государства договорились о цели ограничения глобального потепления «значительно ниже 2 ⁰С» и «предпочтительно до 1,5 ⁰C», чтобы избежать катастрофических последствий изменения климата.

Протоколы и соглашения конвенции регулярно обновляются с учетом новых вызовов, данных ученых и специфики стран. Конференция сторон – КС, или COP (Conference of the Parties) – проходит один раз в год и является главной встречей РКИК ООН, во время которой официальные делегации (обычно включающие первых лиц государств) принимают ключевые для климатического процесса решения. Кроме того, каждые пять лет страны согласились представлять друг другу обновленные национальные планы по климатическим целям и обязательствам.

Отмена из-за пандемии коронавируса 26-й сессии конференции, СОР-26, в 2020 году отложила обсуждение национальных планов и оставила нерешенными ряд важных политических, технических и финансовых вопросов, которые тормозят международные климатические процессы, негативно влияют на состояние энергетического рынка и усугубляют климатический кризис.

Все эти и другие вопросы изменения климата, адаптации к проявлениям глобального потепления и действий государств по удержанию роста глобальной температуры в пределах 1,5 ⁰C предстоит решить на COP-26 в Глазго с 31 октября по 12 ноября.

Нынешний саммит – переломный момент, последний, по мнению многих, серьезный шанс обуздать изменение климата, поясняет сайт COP-26. Окно для успешного достижения главной цели Парижского соглашения закрывается – нынешнее десятилетие станет решающим.

И особую роль на предстоящей конференции должна сыграть готовность стран уйти от угля –крупнейшего источника получения электроэнергии в мире и одного из главных источников выбросов углекислого газа, ответственного за нагревание планеты на 0,3 °C.

Оставить уголь в истории

Климатический саммит, который пройдет в Великобритании, называют критическим моментом в глобальных усилиях по отказу от угольной энергетики. Президент COP-26 Алок Шарма не раз призывал страны на конференции в Глазго «сделать уголь достоянием истории» и предупреждал, что иначе «достижение цели в 1,5 ⁰C станет чрезвычайно трудным».

По словам британского политика, дни, когда уголь обеспечивал самую дешевую энергию, уже в прошлом – и должны там и остаться.

И сам Шарма, и специальный посланник по климату США Джон Керри, и другие политики предпринимали в последние месяцы дипломатические усилия по убеждению мировых лидеров в необходимости неотложного сворачивания угольной энергетики: от того, как скоро откажется мир от угля, указывают и они, и многие аналитики и общественные организации, зависит скорость катастрофических изменений климата.

Тезис об отказе от угля неоднократно озвучивал и Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттериш. По его словам, выполнение цели в 1,5 ⁰C потребует снижения к 2030 году угольной генерации на 80% по сравнению с уровнем 2010 года. «Уход от использования угля в секторе производства электроэнергии – самый важный шаг для того, чтобы не упустить цель в 1,5 ⁰C», – сказал глава ООН в марте и призвал страны Организации экономического сотрудничества и развития отказаться от угля к 2030 году, все прочие – к 2040 году, а лидеров государств с наибольшим объемом выбросов – уже в этом году прекратить финансовую поддержку строительства новых угольных электростанций за рубежом.

Гуттериш, кроме того, неоднократно отмечал растущие коммерческие риски угольной генерации.

«Строить новые возобновляемые мощности уже сейчас дешевле, чем продолжать эксплуатировать 39% угольной мощности, существующей в мире. Доля неконкурентоспособных угольных электростанций быстро возрастет до 60% к 2022 году. Угольный бизнес вылетает в трубу», – сказал глава ООН еще год назад.

Столь пристальное внимание к углю объясняют и данные, которые озвучила заместитель генерального секретаря ООН и помощник администратора Программы развития ООН Уша Рао-Монари в начале октября. По ее словам, выбросы парниковых газов электростанциями в промышленном мире упали с 2012 года на 20%, но уголь – один из самых грязных видов топлива – по-прежнему составляет 44% энергопотребления в странах с развивающейся экономикой, где выбросы как раз увеличились на 20%.

Уголь преткновения

Несмотря на то, что уголь и не значится в официальной повестке переговорного процесса, заданный политиками, экспертами и активистами импульс к уходу от этого вида топлива означает, что уголь «будет стоять за спинами» переговорщиков. СОР-26 станет, таким образом, продолжением – и, возможно, как надеются многие, успешным завершением – климатических баталий нескольких предыдущих встреч лидеров стран.

По мнению экспертов Nikkei Asia, уголь станет камнем преткновения климатического саммита ООН из-за противоречий в позициях по угольной энергетике в ближайшей перспективе между многочисленными европейскими сторонниками как можно более раннего выхода из угля и Китаем, Индией и другими странами, продолжающими активно использовать уголь.

В июне нынешнего года «Большая семерка» согласилась прекратить предоставлять прямую государственную поддержку новым международным проектам угольных электростанций, не оборудованных системами улавливания и хранения углекислого газа.

При этом лидеры Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании, США и Европейского союза не смогли утвердить 2030 год как дату окончания использования угля в энергетике собственных стран. Против такого обязательства в частности возражала Япония и на более осторожных формулировках настаивали США.

Не удалось достигнуть согласия в вопросе назначения срока ухода от угля и на встрече «Большой двадцатки» в конце июля, где председательствующая Италия призвала страны-участницы к постепенному отказу от угля и от субсидий на ископаемое топливо. Китай, Россия и Индия были среди стран, выступивших против обязательства по поэтапному отказу от угля, и в совместное коммюнике, выпущенное по результатам встречи, эти темы включены не были.

Вместе с тем две крупнейшие экономики мира – США и Китай – на встрече высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН в конце сентября взяли на себя обязательство принять более амбициозные меры по борьбе с изменением климата. А глава Китая – одного из основных инвесторов в угольную генерацию в третьих странах – Си Цзиньпин пообещал прекратить строительство новых угольных электростанций за границей.

КНР является одним из мировых рекордсменов по темпам ввода в строй новых угольных ТЭС в собственной энергосистеме: на данный момент суммарная мощность по проектам, находящимся в стадии строительства или проектирования в Китае, составляет, по данным немецкой НКО Urgewald, 250 ГВт. Но обещание китайского лидера, по оценкам наблюдателей, может поставить под вопрос осуществление планов по возведению новых ТЭС в странах, рассчитывающих на финансирование таких проектов извне, – прежде всего, в развивающихся экономиках Азии.

Соглашение о запрете на «новый уголь» без систем улавливания и хранения выбросов углерода накануне СОР-26 подписали Шри-Ланка, Чили, Дания, Франция, Германия, Великобритания и Черногория. Страны, входящие в коалицию No New Coal, обязались немедленно прекратить выдачу новых разрешений на проекты угольной генерации и прекратить строительство новых угольных электростанций с конца 2021 года. Участники призвали другие страны предпринять подобные шаги и присоединиться к соглашению перед климатическим саммитом ООН.

Далеко не все страны готовы сегодня поступиться углем. Китай, Индия, Бразилия и Россия заявляют, что согласны с важностью сокращения выбросов углерода, но выступают против инициатив отказа от угля. Индия предлагает при принятии обязательств по сокращению выбросов учитывать выбросы на душу населения. Китай заявляет, что промышленно развитые страны должны лидировать в сокращении выбросов и поддерживать менее развитые страны в их усилиях.

Препятствием для достижения цели COP-26 по отказу от ископаемого топлива и прекращению использования угля является и энергетический кризис, пишут аналитики Bloomberg. Проблемы с энергоснабжением в Европе и Китае показывают, насколько сложно будет положить конец зависимости от ископаемого топлива. Спрос на уголь растет за счет Китая, который, несмотря на амбициозные безуглеродные цели (КНР приняла обязательство достигнуть пика выбросов диоксида углерода до 2030 года и углеродной нейтральности к 2060 году), на 70% в выработке электроэнергии полагается на уголь и в условиях острого энергодефицита пытается обеспечить необходимый объем топлива для подачи электричества домохозяйствам и промышленности. Европа, уже в большой степени оставившая уголь в прошлом, но зависящая от российского газа, на фоне рекордно высоких цен на газ и недостаточных его поставок вынуждена наблюдать, как энергетические компании «скатываются» до угля, стремясь закупить больше топлива в преддверии зимы.

Угольная экономика

Интересы компаний, работающих в сфере энергетики, – не последний фактор не только в усилиях по отказу от угля, но и в контексте ежегодных встреч РКИК ООН.

Климатические конференции ООН традиционно находятся в фокусе внимания энергетических гигантов. Важным в этом процессе является даже источник финансирования главного климатического мероприятия года. Несмотря на то, что формально спонсоры не могут вмешиваться в переговоры, те, кто «заказывает музыку», довольно сильно влияют на «акценты» и контекст мероприятия. К примеру, на COP-24 в польском Катовице, спонсируемом угольными компаниями, лоббисты активно продвигали «особое отношение» к углю.

В конце августа, как раз решив воспрепятствовать потенциальным попыткам воздействия на переговорный процесс со стороны компаний, осуществляющих недружественную климату деятельность, городской совет Глазго запретил во время проведения нынешней конференции использовать общественные здания компаниям, которые «отрицают, игнорируют либо сознательно способствуют катастрофическому изменению климата».

Финансирование климатического саммита ООН в 2021 году взяли на себя шотландские энергетические концерны Scottish & Southern Energy, Scottish Power и National Grid, а также банк Natwest, которые отказались от проектов по разведке нефти и газа, исключили проекты по добыче угля и газа из своего портфеля и сосредоточились на возобновляемых источниках энергии.

Еще одна связанная с экономическими соображениями немаловажная проблема – судьба зависимых от угля регионов, в частности в бедных странах Азии, на которую, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), приходится 75% мирового потребления энергетического угля.

Любые усилия по отказу от угля должны учитывать то, как это повлияет на обездоленное население и рабочих по всей Азии и потенциально усилит неравенство, считает Арти Индаллах Тьякранегара из индонезийской некоммерческой организации Yayasan Humanis dan Inovasi Sosial.

«Энергетический переход – это две стороны одной медали», – говорит активист. Переход на более чистую энергию в Индонезии, стране с населением 260 млн человек, может создать миллионы новых «зеленых» рабочих мест, но также приведет к десяткам тысяч безработных и поставит под угрозу экономику угледобывающих регионов. – Справедливый энергетический переход должен решить основные проблемы, связанные с безработицей, ухудшением состояния окружающей среды и неравенством».

Примирить разногласия, связанные с ископаемым топливом, к встрече в Глазго – непростая задача, пишет обозреватель Climate Сhange News Меган Дарби: «Как и всегда, критически важно предоставление финансирования для борьбы с изменением климата, включая заранее распланированное финансирование переподготовки работников угольной промышленности, а для регионов – экономической диверсификации».

О необходимости поддержки стран, чей экономический рост завязан преимущественно на потреблении угля, эксперты говорили Reuters в начале октября, отмечая, что без помощи на адаптацию достигнуть цели преодолеть зависимость мира от ископаемого топлива на 26-й сессии ООН не удастся.

Так, заместитель генерального секретаря ООН Рао-Монари сказала, что на беднейшие две трети населения планеты приходится меньше 20% инвестиций в чистую энергетику. Из $90 трлн, которые, по оценкам, нужно потратить на глобальную инфраструктуру для выполнения целей по сокращению выбросов к 2030 году, две трети должны быть предоставлены развивающимся странам – во многом для того, чтобы они не связали себя якобы менее затратными долгосрочными инвестициями, такими как вложения в проекты угольных электростанций.

Говорят исследователи

Традиционно накануне СОР-26 целый ряд исследовательских организаций и научных центров публикуют доклады, касающиеся ключевых тем, о которых будут говорить на саммите.

Авторы опубликованного Международным энергетическим агентством авторитетного ежегодного обзора мировой энергетической отрасли World Energy Outlook констатируют: все сценарии, подразумевающие выполнение климатических целей, включают в себя быстрый уход от угля. Отказ от строительства новых мощностей, с учетом уже предпринятых странами шагов и экономических и экологических стимулов перехода на низкоуглеродные технологии, – достаточно легкая задача, пишут эксперты. Сложнее – и при этом важнее, отмечают они, будет сократить выбросы от уже построенных угольных станций.

Для стран, располагающих значительными запасами угля или зависящих от него в энергообеспечении, закрытие или перепрофилирование действующих электростанций и угледобывающих предприятий может иметь серьезные экономические и социальные последствия. Речь идет и о переориентировании угольных монорегионов, где придется обеспечить меры поддержки населению и провести рекультивацию земель для новой деятельности, и об особенностях конкретного энергетического рынка, финансовой структуры и системы управления.

В развивающихся экономиках высока доля государственного инвестирования, угольная энергетика часто защищена от конкуренции долгосрочными соглашениями на закупку электроэнергии, а уход от угля при росте энергопотребления требует столь же стремительного роста низкоуглеродной генерации. Банки же обеспокоены финансовыми рисками: в Азии, где в основном сосредоточены новые станции, со средним возрастом 13 лет, инвесторы ожидают возврата вложений, и быстрый энергопереход грозит потерей рентабельности угольных активов.

Если COP-26 будет успешным для климатических договоренностей, по расчетам Wood Mackenzie, мировой спрос на энергетический уголь к 2050 году упадет значительно – на 45%. Но этого, отмечают в Wood Mackenzie, недостаточно даже для удержания роста глобальной температуры в пределах 2 ⁰C, а лимит в 1,5 ⁰C и вовсе потребует вдвое больших усилий – снижения потребления угля более чем на 87%.

Между тем, именно за чистой энергетикой МЭА видит будущее.

«На встрече COP я бы очень хотел увидеть, как лидеры стран, собравшись вместе в Глазго, выступают единым фронтом с таким посланием к миру: инвесторы, пожалуйста, обратите внимание, что мы здесь твердо намерены построить будущее с чистой энергетикой», – сказал на прошлой неделе исполнительный директор МЭА Фатих Бироль.

COP-26 должен послать «безошибочный сигнал», считает Бироль: инвестируйте в грязную энергию, чтобы потерять деньги, инвестируйте в чистую энергию, чтобы получить прибыль.

Согласно докладу группы аналитиков в области климатической политики E3G, с момента подписания Парижского соглашения количество запланированных к строительству угольных электростанций в мире сократилось на 76%. За последние шесть лет были отменены планы в отношении более 1170 ГВт новых угольных мощностей. За это время правительства 44 стран взяли на обязательства не строить новые станции на угле, еще 40 стран в настоящее время не имеют новых проектов на стадии подготовки и могут легко отказаться от угля.

Экономика угля «становится все более неконкурентоспособной по сравнению с возобновляемыми источниками энергии, в то время как риск [обесценения угольных] активов увеличивается», – говорит один из авторов доклада, заместитель директора E3G Крис Литтлкотт.

Но достаточно ли этого? В докладе отмечается, что в одном только Китае сосредоточено почти 53% мирового портфеля новых строящихся угольных электростанций. Аналитики приходят к выводу: COP-26 должен сыграть ключевую роль, чтобы побудить все страны воздержаться от новых угольных планов.

Ольга Подосенова

2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: