За рубежом Климат Экономика Энергетика

Экологи приветствуют обещание КНР прекратить строить угольные ТЭС за рубежом – и ждут дальнейших действий

Фото: wu yi/ Unsplash

24.09.2021

Китай больше не будет строить угольные электростанции в других странах, заявил председатель КНР Си Цзиньпин в ходе выступления на 76-ой сессии Генеральной ассамблеи ООН во вторник.

Вместо этого КНР планирует помогать другим странам развивать возобновляемую энергетику, также сказал китайский лидер, принявший участие в общеполитических дебатах на сессии по видеосвязи из Пекина.

«Необходимо стремиться к гармоничному сосуществованию человека и природы. Следует совершенствовать глобальное управление окружающей средой, действенно противостоять изменению климата во имя неделимости судьбы человека и природы. Важно интенсифицировать зеленую и низкоуглеродную трансформацию, осуществлять зеленое восстановление, – сказал Си, согласно агентству Синьхуа.

Председатель КНР также повторил данное ранее обещание о том, что Китай выйдет на пик выбросов диоксида углерода к 2030 году и достигнет углеродной нейтральности к 2060 году.

«Это, конечно, требует титанических усилий, но мы сделаем все от себя зависящее. Китай будет всемерно поддерживать развивающиеся страны в зеленом и низкоуглеродном развитии, не строить за рубежом новые [угольные электростанции]», – передает слова китайского лидера в полном тексте его выступления Синьхуа.

Обещание Си было встречено воодушевлением среди экологов, экспертов и мировых лидеров – хотя детали воплощения этого заявления в жизнь остаются пока неизвестными, а в самом Китае продолжают строиться угольные ТЭС, пишут зарубежные СМИ.

«Это мощный сдвиг в позиции Китая, который [больше] не оставляет международного финансирования новым угольным проектам», – сказал Climate Change News Лаури Мюллювирта из Центра исследований энергетики и чистого воздуха (Centre for Research on Energy and Clean Air, CREA).

По его словам, важны будут подробности объявленной политики. «Китайские банки и компании играют важную роль в государственном и частном кредитном финансировании, инвестициях в акционерный капитал, поставках оборудования и так далее. Что из этого будет включено?» – цитирует эксперта Climate Change News.

О деталях спрашивает и Ли Шуо, эксперт из отделения Гринпис в Восточной Азии, Greenpeace East Asia, чьи слова приводит Guardian: «Много вопросов можно задать об этом заявлении, включая будет ли оно исполнено немедленно, включает ли оно только финансирование или еще и строительство, относится ли оно только к государственным участникам, приведет ли оно к похожим мораториям на ископаемое топливо?»

По оценкам американской исследовательской НКО Global Energy Monitor, объявленное официально решение может коснуться 44 угольных станций в разных странах с государственным финансированием из КНР в объеме $50 млрд, сообщает Reuters.

Как указывает группа аналитиков в области климатической политики E3G, опираясь на данные Global Energy Monitor, общая мощность проектов, запланированных в 20 странах, составляет более 40 ГВт – почти столько же, сколько суммарная мощность угольных ТЭС Германии.

Общий потенциальный объем выбросов от этих станций составляет 200 млн тонн углекислого газа в год.

«Объявление, сделанное Китаем, – одно из самых значительных событий в области климата в этом году, поскольку оно в принципе может означать конец международного финансирования проектов угольных станций, – сказала агентству директор угольной программы Global Energy Monitor Кристин Ширер. – Мы увидим, что многие страны вместо угля обратятся к альтернативным источникам энергии, и, будем надеяться, им окажут поддержку с тем, чтобы это были чистые источники энергии».

По данным Центра политики глобального развития (Global Development Policy Centre) при Бостонском университете, которые приводит Reuters, в данный момент при финансовом участии КНР строятся более 20 угольных энергоблоков в ЮАР, Пакистане, Индонезии, Вьетнаме, Бангладеш, Зимбабве, Сербии и Объединенных Арабских Эмиратах; еще 17 блоков находятся в стадии планирования.

Китай до сих пор оставался одним из основных инвесторов в угольную генерацию в третьих странах – первым, согласно Guardian, в тройке с Южной Кореей и Японией, которые уже объявили о прекращении финансовой поддержки зарубежных угольных ТЭС.

По данным, опубликованным Институтом экономики и финансового анализа энергетики (Institute for Energy Economics and Financial Analysis) в июле, 56% общей мощности запланированных или строящихся угольных ТЭС в странах с наибольшим количеством таких проектов финансировалось или осуществлялось при помощи Китая. Среди них доля китайского финансирования в проектах в Индонезии достигала 54%, в Бангладеш – 88%, в Монголии – 93%, в Боснии и Герцеговине – 70%, в Пакистане – 83%.

Однако различные данные показывали, что число экспортных проектов угольных ТЭС с китайским участием в последнее время снижается, а запланированные проекты не доходят до стадии строительства.

Из 52 проектов угольных электростанций, запланированных в рамках китайской государственной программы зарубежных инвестиций «Один пояс и один путь» с середины 2014 года до конца 2020 года, восемь проектов были отменены и еще 25 – отложены на неопределенный срок, сообщал в июне исследовательский центр Green Belt and Road Initiative Center при пекинском Международном институте зеленого финансирования (International Institute of Green Finance). Суммарная стоимость всех отмененных, законсервированных или отложенных проектов составила $65 млрд.

В CREA, где тогда же проанализировали данные по китайским инвестициям в зарубежные угольные ТЭС за 2017–2021 годы, сообщали, что общая предполагаемая мощность угольных электростанций по проектам с китайским финансированием, отмененным или отправленным на полку в этот период, в 4,5 раза превысила мощность тех, что уже начали строиться.

Исследователи CREA тогда отнесли эту тенденцию за счет снижающейся экономической конкурентности проектов, общественного неприятия и обеспокоенности экологическими и социальными последствиями угольной генерации, а также избыточной мощности в странах, где планировались новые ТЭС.

О вероятности сворачивания инвестиций в угольные ТЭС в рамках инициативы «Один пояс и один путь» косвенно свидетельствовали и различные шаги со стороны официальных лиц и финансовых институтов Китая – в частности, заявление о цели достижения углеродной нейтральности к 2060 году, сделанное Си в апреле, на климатическом саммите лидеров, организованном президентом США Джо Байденом.

В первой половине 2021 года ни одного угольного проекта не было профинансировано по программе «Один пояс и один путь», как следует из данных, опубликованных центром Green Belt and Road Initiative Center в конце июля.

Три угольных проекта было анонсировано китайскими застройщиками в этот период – ТЭС в Боснии (два блока по 350 МВт), ТЭС в Индонезии (три блока по 380 МВт) и ТЭС мощностью 110 МВт во Вьетнаме.

Но как будут профинансированы эти проекты и получат ли они финансирование вообще, неясно, писали исследователи, отмечая, в частности, что регулирующие ведомства Китая начали активно продвигать «озеленение» программы «Один пояс и один путь», с уходом от ископаемого топлива, – и, кроме того, отказываться от поддержки угольных ТЭС в третьих странах стали китайские финансовые корпорации.

Так, в середине июня о планах «принять дорожную карту и сроки по постепенному выходу из финансирования угля» объявил крупнейший китайский коммерческий банк – Торгово-промышленный банк Китая (Industrial and Commercial Bank of China, ICBC).

Тогда же ICBC оказался в числе четырех компаний, о выводе средств из которых – по причине «недостаточных» действий в ответ на климатический вызов – заявила крупнейшая в Великобритании компания по управлению инвестициями Legal & General Investment Management.

В конце того же месяца ICBC отказался от планов финансирования строительства ТЭС «Сенгва» мощностью 2,8 ГВт и стоимостью $3 млрд в Зимбабве.

Как сказал Climate Change News Мюллювирта из CREA, китайские банки постепенно дистанцировались от новых угольных проектов из-за «рекомендаций, поступавших сверху», но, тем не менее, «очень важно, что [отказ от строительства угольных ТЭС за рубежом] теперь объявлен формально и закреплен».

Climate Change News напоминает и о давлении международного сообщества: о попытках Италии, принимающей в этом году встречи «Большой двадцатки», в июле достичь соглашения о дате прекращения угольной генерации – этому, среди прочих стран, воспротивились Китай, Россия, и Индия; о просьбах о моратории на финансирование зарубежных угольных ТЭС, озвученных в ходе двух поездок в Китай в этом году спецпосланником по климату США Джоном Керри.

На следующий день после речи Си в ООН Керри высказался в поддержку выступления лидера КНР. Заявление показывает, что Китай «действительно серьезно» относится к борьбе с изменением климата и является «позитивным игроком», передает слова Керри Голос Америки со ссылкой на Reuters. Керри также заявил, что планирует посетить Китай в ближайшие недели.

О «сигнале, предвещающем конец угольной генерации», написал президент предстоящего в ноябре в Глазго саммита по климату ООН Алок Шарма, чей твит цитирует BBC.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, приветствуя заявление Си, призвал страны «сделать дополнительные усилия», чтобы цель в 1,5 ⁰С – цель удержания глобального потепления в этих пределах, для предотвращения тяжелых последствий изменения климата, – оставалась осуществимой, пишет Guardian.

Экологи между тем указывают, что Китай по-прежнему активно строит угольные станции внутри страны.

«Теперь, когда в отношении угля за рубежом новое направление задано, Китай должен потрудиться над своей внутренней зависимостью от угля», – сказал в комментариях Reuters Ли Шуо из Greenpeace East Asia.

В прошлом году в КНР вступили в строй 38,4 ГВт новых угольных мощностей – в три раза больше, чем во всех других странах вместе взятых, напоминает Guardian.

И уже в первые шесть месяцев 2021 года власти нескольких провинций Китая одобрили 24 новых проекта угольных ТЭС, включая три мощностью более 600 МВт, сообщил в августе Greenpeace East Asia.

Согласно исследовательскому центру в области климатической политики Ember, доля КНР в глобальной угольной генерации за последние два года выросла на 2% и составляет сейчас 53%.

«Решение Китая прекратить финансирование строительства новых угольных станций в других странах можно только приветствовать», – сказал сайту «Весь уголь» сопредседатель экологической группы «Экозащита» Владимир Сливяк.

Но он также напомнил о потреблении угля в самом Китае, – где сжигается в том числе и уголь, импортируемый из России: «Следующим шагом должно стать прекращение закупок угля в России, при добыче которого наносится большой вред окружающей среде и здоровью россиян».

Мария Каминская

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: